Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

baer

И Юлиус Магги.

Кредо всех великих Юлиусов гласит: ПРО-С-ТО. Это обозначает три главных качества их натуры: продуктивный, солидный, толстый.
Разрешите представить вам Третьего (после композитора « Юлиуса Рентгена» (1855–1932) и поэта « Юлиуса Штурма»
(1816-1896)) Юлиуса : производитель растворимых гороховых супов и изобретатель бульонных кубиков Юлиус Магги (1846-1912).



Фигура Юлиуса Магги в своё время потревожила даже Николая Гумилева, и он в сердцах воскликнул:

«Вплоть до ночи он ел неумело и жадно,
клал сардинки на мяса сухого ломоть,
как пилюли проглатывал кубики магги,
и в абсент добавлять отказался воды.»

Чем ещё занимаются Великие Юлиусы помимо потребления продуктов питания, аккумулирования энергии и последующего продуцирования тех же продуктов питания, стихов и музыкальных произведений? Они цветут, пахнут и лоснятся как ватиканские коты. Навечно, в своём кругу рая.


слева направо: Юлиус Рентген и Юлиус Штурм.
baer

ГИПНОЗ

Бывает, что перед сном я прошу Клауса почитать мне вслух. И это почти всегда «La vie mode d’emploi» («Жизнь, способ употребления» ) Жоржа Перека, так как книга эта бесконечна как Мегаверсум, мультиглавна и вызывает в голове тета-волны моментально. Клаус раскрывает наугад любую из глав (одну из множества «карманных вселенных») и попадает к примеру в чей-нибудь подвал, начиная подробно перечислять и перечислять его содержимое, или в чью-нибудь квартиру, а там – прямо в шкаф, где поджидает новая галактика из вещей, или на стол, в шахматную партию... И вот я одновременно и в постели, и в трансе, и в картине на чьей-то стене или даже на этикетке бутылки. Все-таки мы живем в четырёхмерном пространстве, и 4-е измерение этого пространства – метафизическое.
Книга Перека – это огромный паззл, состоящий из частиц одного жилого Дома, включая и вещи, и самих жильцов, а так же происходящие с ними события (до начала которых я всегда засыпаю).
Разве мог такой чувак не создать что-то столь волшебное:

cowboy

K + L

...У меня на ночном столике стоит теперь букет цветов с прицепленной на него записочкой:
Dear Lisa (Gerrard), thank ya for your inspiration. Love and peace.
:о)



Collapse )
peppi

КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ : ХОРХЕ ЛУИС БОРХЕС. Глава "Лес Расходящихся Тропок"

Разводы чистой акварели.
Слиянье губ и медуниц.
Как будто спит на дне купели
Прозрачный дух лесных зарниц.

Так песнь свирели одинокой
Пронзает гимны дружных труб.
И небо нежности высокой
Опять цветет у самых губ.*

***
Мы видим в бодрствованье сновиденье,
Когда нам снится, что не спим, а в смерти -
Подобье нашей еженощной смерти,
Которая зовется "сновиденье".*



Collapse )
cowboy

КНИГА ТРЕТЬЯ : Иосиф Бродский. Глава "Великая Зима"

Когда снег заметает море и скрип сосны
оставляет в воздухе след глубже, чем санный полоз,
до какой синевы могут дойти глаза? до какой тишины
может упасть безучастный голос?
Пропадая без вести из виду, мир вовне
сводит счеты с лицом, как с заложником Мамелюка.
...так моллюск фосфорецирует на океанском дне,
так молчание в себя вбирает всю скорость звука,
так довольно спички, чтобы разжечь плиту,
так стенные часы, сердцебиенью вторя,
остановившись по эту, продолжают идти по ту
сторону моря.*



Collapse )
cowboy

КНИГА ТРЕТЬЯ : Иосиф Бродский. Глава "Деревянная Библиотека"

Опуская веки, я вижу край
ткани и локоть в момент изгиба.
Местность, где я нахожусь, есть рай,
ибо рай – это место бессилья. Ибо
это одна из таких планет,
где перспективы нет.*



Collapse )
cowboy

КНИГА ВТОРАЯ : Михаил Лермонтов. Глава "Оставленный Храм"

Они любили друг друга так долго и нежно,
С тоской глубокой и стастью безумно-мятежной!
Но, как враги, избегали признанья и встречи,
И были пусты и хладны их краткие речи.

Они расстались в безмолвном и гордом страданье
И милый образ во сне лишь порою видали.
И смерть пришла: наступило за гробом свиданье...
Но в мире новом друг друга они не узнали.*


Collapse )
cowboy

КНИГА ПЕРВАЯ : Георг Тракль. Глава "Заповеди"

- Умерли мы или нет, отгадай.
- Веки твои тяжелеют от мака, тихо грезят, прильнув к моему челу.
...и ладонью та, что умерла,
Касается горячего чела.
Свет, окликая тени, гонит сон.*


Collapse )
cowboy

Пеппи Синийчулок и Семикнижье : Преддверье

"...Нет, это совсем не смешно. Если бы у меня был хотя бы уголек, я бы нарисовала мост, чтобы выбраться отсюда. Корабль я не сумею... Ох, как тут холодно, видеть больше не могу эти камни и поганки, и топи до самого горизонта. Ну когда же она приплывет за нами. Скорее моя голова уплывет".
"Наберитесь терпения и перестаньте ныть"
"Мне чего-то уже страшно".
"Не бойтесь, вас не обидят, почитайте мне еще из ваших книжек, так быстрее время пролетит".


...это Пеппи пережидает у ворот в болотах мою собственную черную полосу, которую я переживаю (бывает ведь, что всё из рук валится и ничего толком не выходит. А "мысль нарисованная есть ложь", задумка всегда живее).

Collapse )